В солнцезащитных очках

По следам "Двух капитанов" часть 2

Продолжение рассказа Михаила Ростиславовича Фариха о путешествии на Северный полюс в 2013г на вертолёте Robinson R-66.

По пути на Средний мы с Димой впервые в жизни увидели во льдах белую медведицу с двумя медвежатами и сделали несколько снимков. Летевшие в Ми-8 другие участники экспедиции потом страшно нам завидовали. Оказалось, медведи боятся вертолета. Медведица бросила на хрен медвежат и стала убегать. Мы подсели к медвежатам, и Дима вылез со своим айфоном их снимать. При этом мы точно не знали, как далеко находится медведица (обзор закрывали торосы выше человеческого роста), но я был готов взлететь и отгонять ее вертолетом.







Через день на Земле Александры мы получили строгий выговор с занесением от директора Национального парка "Русская Арктика" за то, что пугали медведей - и нам стало стыдно. Мы стыдились до тех пор, пока не узнали, как "гуманно" этот сукин сын и его подчиненные сами обходятся с белыми медведями - но об этом в свое время... За день 4 апреля пройдено 1,630 км за 9.1 часа полетного времени.

Полярная станция на острове Голомянный (архипелаг Северная Земля). Здесь живут муж с женой уже больше 20 лет. Одного сына вырастили, сами осваивая с ним школьную программу. Потом он слетал на Диксон, сдал экзамены за среднюю школу и теперь отлично учится в Одесском институте. Второй сынишка лет шести тоже уже начал осваивать курс средней школы

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Самолеты у ВПП аэродрома острова Средний




Наутро после взлета мы взяли курс на Запад, на архипелаг Земля Франца-Иосифа. По пути, примерно в середине между двумя архипелагами, совершили короткую посадку на метеостанцию острова Визе для передачи посылок зимовщикам и продолжили путь.
Остров Визе. Обрывистый берег каждое лето уезжает в океан, наступая на полярную станцию...




Мы пересекли всю Землю Франца-Иосифа с Востока на Запад, острова оказались удивительно красивыми.

Вообще, до этого полета я не предполагал, что Арктика так разнообразна. Мне казалось, я попаду в бескрайнюю белую равнину, однообразную и без признаков жизни. Я был потрясен увиденным, и каждый час полета открывал мне новые восхитительные виды. Мы видели огромные торосы из голубого и бирюзового льда и не могли даже примерно представить силу, нагромоздившую эти сотни тысяч или миллионы тонн; любовались высокими отвесными стенами ледников, сползающих с островов в море, и айсбергами, которые прежде были частью этих ледников. Мы фотографировали огромных вальяжных моржей с толстыми бело-желтыми клыками и китов, всплывающих на поверхность подышать воздухом; нерпу на льду и белых медведей, поджидающих нерпу у лунок-«продухов»... А как красиво подсвечиваются стены ледников не заходящим за горизонт Солнцем, как красиво само Солнце над горизонтом с эффектом вертикального Гало (световой столб)... В общем, планета наша прекрасна не только на Гавайях или в Гранд-Каньоне, Арктика – одна из жемчужин в ожерелье Природы. Удручает только, что эта жемчужина сильно загажена человеком: на многих островах лежат бочки из-под топлива, брошенная техника, разбившиеся когда-то самолеты – и все это копится в течение последних примерно ста лет. Лишь недавно наши руководители озаботились проблемой очистки Арктики, но я слышал только об обсуждениях – о конкретных делах ничего. По крайней мере, признаков работ по уборке отходов «покорения человеком» этих мест я не заметил.












Уже к обеду мы благополучно приземлились на военном аэродроме «Нагурское» на земле Александры, где нам и предстояло выполнить работу в интересах экспедиции. За день мы прошли совсем немного, около 870 км за 4.2 полетных часа – и занялись сортировкой вещей и подготовкой к вылету к месту закладки радиобуев. Однако, логика принятия военных решений иногда отличается от наших представлений. Командир эскадрильи Ми-8 сообщил нам, что завтра, 6 апреля, решением командования они не летают. Поскольку решения командования на нас не распространялись, я подал через Москву флайт-план, и на следующий день мы с Олегом Проданом и оператором Антоном Ждановым совершили «разведывательный» вылет на самую северную точку Евразии – мыс Флигели острова Рудольфа. Недалеко от этого мыса нам вскоре предстояло под многочисленными телекамерами выполнить главную и единственную задачу экспедиции - заложить три радиобуя на дрейфующие льды. По пути на Рудольфа и обратно мы осмотрели еще несколько островов и, кстати, убедились в том, что карты в навигаторах Гармин не всегда правильно отображают их очертания и рельеф. За этот день мы налетали 3.3 часа и прошли 486 км.
Вечером на базе военные пилоты опять «порадовали» нас очередным решением командования: им приказано находиться на земле еще 4 или 5 дней, до окончания саммита (который еще и не начался). Военные летчики впали кто в анабиоз, кто -в летаргию, ибо больше делать там было решительно нечего. Мы же не имели никакого отношения ни к военным вертолетам, ни к саммиту – поэтому приняли свое решение: завтра вылететь на закладку буев. На корреспондентов было жалко смотреть: они прилетели на край Земли из Москвы именно для этой съемки – а самого события не увидят. Сначала нам казалось, что мы ничем не можем им помочь – ведь нам самим была обещана помощь военных по доставке топлива на остров Рудольфа. Но пересчитав загрузку и проверив прогноз погоды, мы предложили взять на борт самого легкого из всех операторов, если он пообещает поделиться отснятым материалом с остальными. Конечно, все с радостью согласились. Этим оператором оказался Валерий Фролов с телеканала “Russia Today”.

Здесь хочу пояснить, что от Воркуты до острова Средний я сначала попросил подать за нас план военных - типа, группой пойдем. Но они вежливо отказали (видимо, опасались, что не долетим и испортим им статистику). В итоге план подал на нас ЛОДОШНИК - и, как выяснилось позже, это было большой удачей! В ремарках он написал, что перелет согласован с Авиацией ФСБ - и это было сущей правдой. От Среднего до Нагурского план на нас подавали уже пограничники и работали в эфире за три борта, хотя интервалы между бортами достигали минут тридцати. Но в зональных, видимо, мы уже засветились как полноправные полярники Поэтому когда Саня подал на нас план от Нагурского до Рудольфа и обратно, все было в порядке, и Сане даже никто не звонил. Еще в Нагурском я сходил к РП познакомиться лично и, видимо, произвел на него приятное впечатление - по крайней мере, все время нашего там нахождения он общался с нами крайне доброжелательно и позволял делать то, что военным авиаторам во главе с комэска и не снилось. Ну а Саня продолжал давать планы со стандартным примечанием о согласовании нашего полета с авиацией ФСБ - мы же с РП свои вылеты согласовывали. Да и каждый план по просьбе Оперативного дежурного из Воркуты уходил еще и к ним в адрес.

Утром 7 апреля мы вчетвером взлетели с аэродрома. Прикованные «решением командования» к Земле, военные летчики печально провожали нас, не вставая с кроватей (мы с Димой ночевали в одном кубрике с комэска и штурманом эскадрильи). Кроме четырех человек и запаса топлива на 6.5 часов на борту находились наши с Димой НАЗы, некоторый инструмент и три буя килограммов по 10-15 каждый. Вертолет взлетал тяжело, несмотря на плотный морозный воздух и довольно сильный встречный ветер. Мы направились сразу в открытое море и примерно через два часа совершили первую посадку на лед.

По пути на первую точку. Кстати, образчики льда в районе 82-й широты, на который садиться никак нельзя


Летим нагруженные. Продан радостно пьет нашу "Кока-Колу" (нам потом не хватило до Воркуты)


Закладка одного из буев



Борт сидит на льдине и путевая скорость составляет 600 метров в час!!! Кстати, несло нас в сторону базы - но немного медленно


Мы заложили все три радиобуя в разных точках океана и вдруг обнаружили, что отказал насос, перекачивающий топливо из дополнительного бака в основной. Топлива у нас оставалось достаточно, но воспользоваться им мы не могли. Командир Ракитский принял решение лететь на остров Рудольфа, где мы накануне видели заброшенную полярную станцию – все же решать проблему на земле, да еще и возле остатков жилья комфортнее, чем на дрейфующей льдине в Северном Ледовитом океане. После приземления мы посчитали, что для гарантированного возвращения на аэродром нам необходимо перелить в основной бак не менее 60 литров керосина. Для этого на борту нашлась только 0.5-литровая пластиковая бутылка от минеральной воды. Сливать топливо из дополнительного бака нам пришлось «самотеком» через указатель уровня – прозрачную "клистирную" трубку внутренним диаметром около 5 мм. Все это при температуре -22С и ветре около 20 м/сек в жесткую пургу. Наполнение одной бутылки занимало 1 минуту плюс обежать вокруг вертолета, открыть горловину бака, выплеснуть керосин, закрыть горловину бака и вернуть бутылку на левый борт. Даже оставить горловину открытой было нельзя - снег тут же устремлялся туда как в пылесос. Простой арифметический расчет показал: нам понадобится не менее 120 минут или 2 часов для выполнения задачи. Мы позвонили на аэродром и доложили, что у нас все в порядке – просто мы подсели немного прогуляться. Всем четверым с одной бутылкой делать было нечего, поэтому Олег пошел осматривать зимовку – и вернулся с 5-литровой пластиковой бутылкой из-под питьевой воды! Она заполнялась целых 10 минут, и в это время мы могли вынуть руки из пропитанных керосином перчаток и погреть их в рукавах или за пазухой! Вторую 10-минутную паузу использовал Дима. Он пошел на зимовку и вернулся с куском достаточно толстого резинового шланга. Теперь дело пошло бодрее: мы заливали в основной бак 5 литров керосина каждые две минуты! Тут я вспомнил про нашего оператора Валеру и попросил его прекратить заниматься выживанием и прочей херней - а заняться "картонной бутафорией" (с) zenon, т.е. съемкой процесса. Надеюсь, эти кадры войдут в фильм - но там уже будет нормальный шланг и большая емкость.

В общем, часа через полтора мы с Димой решили, что топлива до аэродрома нам точно хватит – и сразу после запуска двигателя включили в салоне печку на полную мощность, надо было согреться. За этот день мы налетали 5.8 часов и слегка отморозили пальцы на руках – но задачу экспедиции выполнили! Потом между делом Дима еще полетал с учеными из заповедника по окрестностям, помогал им добраться до мест наблюдений. Ученые неоднократно получили возможность убедиться, что легкий R66 гораздо быстрее и комфортнее снегохода, хоть и стоит чуть дороже - но им-то что? У них бабло бюджетное...

А военные вертолетчики продолжали нести свою службу на земле в ожидании прибытия на остров высоких гостей… Без них возвращаться в Воркуту мы не могли (нас бы просто не заправили по пути), а Северный Полюс был в каких-то 1050 км от нас… Конечно, упускать такую возможность мы не имели права. Мы знали, что возле Полюса недавно открылся временный ледовый аэродром Барнео. Созвонились с администрацией аэродрома еще в Москве и договорились о покупке Jet A-1 по 3,250 евро за бочку, через Москву подали флайт-план и долго не могли уснуть, ведь наверное каждый пилот мечтает хоть раз в жизни посадить свое воздушное судно на Полюс Земли.

ЛОДОШНИК накануне подал на нас план "Нагурское" ДЦТ "Барнео" ДЦТ "Нагурское" - и этот план прошел! Впрочем, подробности расскажет сам ЛОДОШНИК, я надеюсь. Мы с Димой оставили дома загранпаспорта, и я слегка переживал: еще в Москве я читал дневники "Барнео", там было про две "восьмерки" "АЭРОГЕО" - что "вчера они вылетели на Дудинку, а сегодня, пройдя пограничные и таможенные формальности, вылетели на "Барнео". Мы же даже при наличии загранпаспортов пройти эти формальности не могли - на "Нагурском" нет пограничного КПП. Впрочем, мой паспорт вообще оставался на "Нагурском", пока я летал к Полюсу

Утром 8 апреля мы с Димой и Олег Продан взлетели на Север. Военные вертолетчики тепло и, как мне показалось, немного с завистью пожелали нам удачи. Комэска Сережа Кирюшкин сказал: "Миша, даже если меня выгонят из Армии, я к вам прилечу - звоните!" Нам предстояло подняться по Глобусу более чем на 9 градусов – и затем безопасно вернуться назад. Погода в этот день была как по заказу, только ветер оказался встречным. С учетом вчерашнего опыта мы взяли с собой два новых насоса для перекачки керосина и надеялись, что других сюрпризов уже не будет.

Медленно, но неуклонно мы продвигались к Полюсу, каждый час докладывая о себе РП "Нагурское" по телефону и отсылая текстовые сообщения с координатами ЛОДОШНИКУ. На экране GPS-приемника медленно менялись значения северной широты: 81-82-83-84…-88… Примерно на этой цифре наш Garmin «сошел с ума» - линия на Полюс изогнулась под прямым углом, а 10-минутная линия направления начала изгибаться в разные стороны.

До Полюса 138 км. До Барнео - 180. Летим и думаем: на какой скорости проходить этот крутой поворот?


Или вот так, за 35 км до цели:


Я переключил экран одного GPS-приемника в режим указания цифровых координат, и мы начали ориентироваться по цифрам. Наконец, мы достигли отметки 89 градусов 59.980 минут северной широты – более точно определить Полюс не смогли.
Решили, что несколько десятков метров – допустимая погрешность, сели на лед, и я увидел, что мы удаляемся от Полюса. Льдина дрейфовала со скоростью около 300 метров в час!

Вот, как-то так мы искали Полюс... Пока я настраивал режим скрин-шота, мы немного отъехали в сторону. СМС ЛОДОШНИКУ была отправлена чуть ближе к Полюсу


Естественно, мы поскорее водрузили около земной оси флаг "Авиамаркета" и гордо сфотографировались с ним! Мы радостно звонили родным и коллегам! Это был первый в Истории R66 на Полюсе. Мы с Димой понимали, что сделано только полдела – нам еще нужно вернуться домой, но я, помнится, сказал: "Дима, даже если мы теперь угондошимся - мы все равно УЖЕ СОВЕРШИЛИ безопасную посадку на R66 на Полюсе!". Дорога от аэродрома «Нагурское» до Полюса заняла у нас 6.8 часов полетного времени из-за сильного встречного ветра (с одной посадкой на перекачку керосина насосом из доп бака в основной). Кстати, мы заодно с Димой совершили "кругосветку" - на вертолете облетели вокруг флага и пересекли все меридианы!



Последний звонок Дима нанес владельцу "Авиамаркета" С.Филонову и на его вопрос о матчасти ответил:"Матчасть ведет себя идеально!"

Сразу после этого мы решили взлетать, Дима включил зажигание, нажал кнопку стартера и… мы услышали только щелчки реле – турбину стартер не раскручивал. Несколько попыток ничего не изменили – мы сидели на Северном Полюсе, и двигатель вертолета не запускался. Я с некоторой иронией подумал про себя, что вертолетчики с аэродрома Барнео нас, конечно, вытащат – до них всего 42 км. И на Северный Полюс мы все-таки безопасно прилетели из Москвы на вертолете – не на поезде же нас сюда привезли. Но было досадно представлять ухмылки «бывалых» полярников: мол, Арктика - не место для «вертолета выходного дня». Однако буквально через пару минут Дмитрий взял металлическое древко от флага нашего аэроклуба (не зря везли на Полюс!) и легонько постучал им по корпусу стартера. Он объяснил мне, что этот старый стартер ставили еще на Bell-206, и подобные отказы случались и раньше. Отчего Rolls Royce не использует новые, гораздо более компактные стартеры, мне не понятно. Впрочем, в авиации вообще часто предпочитают старые, проверенные десятилетиями решения – даже если за это время появились новые технологии.

Забегая чуть вперед, скажу: этот наработавший к тому моменту 600 часов стартер до возвращения в Москву еще трижды отказывался крутиться без стука по нему чем-нибудь тяжелым. В Буньках его разобрали и ничего не нашли.

В общем, после вмешательства Дмитрия стартер заработал как ни в чем ни бывало, и двигатель бодро запустился. Мы взлетели и по Гармину не могли понять, куда именно нам надо было лететь: силуэт самолетика смотрел в одну сторону, ЛЗП была направлена в другую, а 10-минутная линия направления показывала в третью, еще и изгибаясь, как змея. Я начал докладывать Диме удаление от Барнео, и когда расстояние стало сокращаться, мы поняли, в какую сторону нам надо лететь.

Вот примерно так это выглядело


А так - почти сразу после взлета с Барнео на Нагурское


Сразу после взлета мы услышали в эфире радиообмен:

- Барнео, (бортовой номер "восьмерки") захожу на посадку... (удивленным голосом) наблюдаю взлетевший с Полюса Robinson

Еще больше он удивился, когда мы по-русски ответили, что тоже его наблюдаем и попросили передать привет его начальнику Саше Мамаеву

В общем, минут через двадцать сели на Барнео, пообедали, заправились, заплатили за керосин плюс 90 с чем-то тыщ рублей за взлет-посадку (всего под 400 тысяч нам с Димой на двоих обошлась эта прогулка) и пошли обратно.

Сели на Барнео



Посмотреть на Яндекс.Фотках






Теперь мы уже летели в сторону Москвы. Ветер не так мешал, и обратный путь до аэродрома занял у нас всего 6.1 часа. Мы перед посадкой еще прошлись по заливу, где Дима накануне высадил ученых (и обещал их забрать на базу - но они уже оттуда уехали на снегоходе). На аэродроме нас встречали наши новые друзья с файерами в руках, хотя по местному времени шел уже первый час ночи… РП тоже не спал и с явным облегчением в голосе разрешил посадку. Всего в этот день мы провели в воздухе 13.3 часа и прошли 2186 км, а от старта до финиша прошло больше 15 часов – но каких часов! Мы побывали на Полюсе!

Теплая встреча в ночи...


Мы выключились. Что мы чувствовали - словами не передать. Такая сладостная усталость от офигительно сделанной любимой работы! Я думаю, счастлив тот, кто хоть раз в жизни испытывал такое. И тут наши товарищи - военные парашютисты (которые обеспечивали там поиск и спасание грядущих Высоких Гостей) несколько виновато спросили нас: сильно ли мы устали? Они сидели все эти дни на земле и очень хотели прыгнуть - а "восьмерки" не летали. Им и надо-то было всего 1200 метров... Благородный Дима сказал, что бросит их прямо сейчас (кто знает, что будет завтра), я нажал тангенту - но РП уже не отвечал... Один из парашютистов побежал на заставу в квартиру к РП, вскоре вернулся и передал слова РП, что "он спит и ничего не видит" В общем, в этот насыщенный день мы доставили радость не только себе...

Потом в белой ночи отметили это все, конечно

Полезные ссылки:
Отчёт на сайте «Авиамаркета»

Фотографии с путешествия на Facebook.

Ссылка на анонс пресс-конференции в РИА-новости

А это ссылка на фото дрейфа буев за последние 10 дней.



В заключении этого удивительного рассказа предлагаю Вашему вниманию книгу Фабио Бруновича Фариха (дедушки Михаила Ростиславовича) "Над снегами" (ссылка для скачивания)
В конце 1929 года на Чукотке пропали без вести американские летчики Эйельсон и Борланд, и американское правительство обратилось к правительству СССР с просьбой организовать их поиски. Выполнение этого задания было поручено летчику Слепневу и бортмеханику Фариху. Весной 1930 года им удалось обследовать предполагаемое место гибели самолета, найти его обломки и тела пилотов. По просьбе американцев Слепнев и Фарих привезли останки погибших летчиков на Аляску.














Перейти к ← предыдущей или следующей → части отчёта.



Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
На шестом фото здание с куполом точь-в-точь как на метеостанции в Киеве. Очевидно, типовая конструкция. Кто-нибудь знает, что это? Понятно, что какая-то антенна, а подробнее?
...
А не было варианта сэкономить 90 тысяч на взлёт посадке в Барнео?

Вертолёт это же не самолёт... Можно сесть и в стороне от аэродрома, а топливо каким-либо образом докатить.

Интересно мнение в этой ситуации
Re: ...
Да, наверное всё возможно. Но скорее всего задачи сэкономить и испортить отношения не стояло.
Вот это путешествие! Надо быть очень решительным человеком, чтобы решиться на такое :) Сам я с севера, знаю, что такое остаться без транспорта посреди снегов. Жму руку, восхищён.