Коля Лётчик (автор Сергей Шевчук)

--КОЛЯ ЛЕТЧИК---

В 1963 году Евпатория слыла бандитским городом.
То ли власть была слаба, то ли потому что город был курортный, не было заводов с обязательными пролетариями и партийными организациями, но город жил "весело"
Мне было 5 лет и я рос полной уверенности, что другой жизни не бывает.
Наш район назывался Слободка и жил в нем деклассированный элемент, основу которого составляли мужики, часть из которых прошли войну, вернулись домой, отсидели, снова вернулись.
Это был угрюмый народ, крепко пьющий, который при малейшей обиде доставали нож, а если доставал, то обязательно резал.
Мы мальки, слушали вечерами, под цветущими акациями их рассказы, про лихую жизнь, пропитываясь этикой окопов, лагерей и мужской дружбы.
Не проходило месяца, чтобы кто то из старших пацанов либо уходил по этапу, либо под рев мамаш в ватниках и плюшках, двигался возглавляя орущую процессию ногами вперед на кладбище.
Правила были простыми, когда улица шла на улицу, нельзя было прятаться за спины товарищей.
Простым и надежным оружием уличного боя считалась велосипедная цепь.
Но нельзя было бить лежащего, нельзя было сдавать товарищей.
Для пяти-семилеток, участие в драках не приветствовалось.
Мы были разведчиками, воровали на пляжах всякую мелочь, пролазили в любую щель.
На моей улице жил мужик лет 45, его звали Коля-летчик.
Он был не в себе.
Говорили, что он был истребителем, его сбили, а когда он выпрыгнул, немец бил по парашюту из пулемета.
Коля не получил ни царапины, но сошел с ума.
Его комиссовали и в 47-м он приехал жить домой.
Его мучила потеря самолета.
И он в своих сумеречных мыслях, принял решение его построить заново.
Он целыми днями слонялся по дворам и спрашивал, нет ли у кого запчастей для самолета.
Бабы с жалости давали ему еду, но я ни разу не видел, что бы он ел.
Не вдалеке от нашей улицы был Арик, так мы называли авиаремонтный завод, где на свалке можно было найти много всякой мелочевки.
Колю часто видели копающегося в списанных самолетах.
Часовые знали его и не трогали.
Однажды мы с такими же мальками как я, решили форсануть перед взрослыми мужиками, пьющими портвейн и играющими в триньку.
Мы толкнули проходящего мимо Колю-летчика.
Коля упал из его ковбойки посыпались шестерни от старого будильника и еще какие то железяки.
У Коли с носа шла кровь, он ползал на четвереньках и собирал свои сокровища.
Он никого не видел вокруг.
Он был подчинен главной цели своей жизни, восстановить свой самолет.
В тот день я первый раз в жизни по настоящему получил по морде.
Вася Ковальчук, вечный сиделец, саданул меня по взрослому.
Потом я с заплывшим глазом пришел домой и весь двор мужиков и старших братьев рванули на улицу искать обидчика маленького пацана.
Вася сидел на той же скамейке в грязной майке и курил беломор.
Он повернулся ко мне и сказал : "расскажи сам пацан, за что я тебя?"
- Я мешал Коле летчику строить самолет.
Все разошлись по домам, а я плакал спрятавшись на заброшенном дровяном складе.
Тогда я не понимал, почему мне так плохо.
Коля умер через несколько месяцев.
Говорили, что от истощения.
Из его холупы вывезли несколько грузовиков всяких железок.
Коля не успел достроить свой самолет и улететь на нем на войну, которая закончилась 18 лет назад.
Он не знал, что война закончилась.
А я знаю, что должен Коле, и буду должен пока не встречу его на небесной свалке и не помогу "поднять" в воздух его боевого друга.
Сейчас я старше его и становлюсь еще старше каждый день.
Это был мой СССР и пока я не отдам долг, он будет во мне.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.