В солнцезащитных очках

По следам "Двух капитанов" часть 3

Третья, заключительная часть рассказа Михаила Ростиславовича Фариха о перелёте на Северный полюс, совершённый частными пилотами на вертолёте Robinson R-66 в 2013г.

Карта перелёта:





После посещения Полюса 8 апреля мы прилетели на базу возбужденные, но довольно усталые: все же почти тринадцать с половиной часов в воздухе и пятнадцать с половиной от старта до финиша - это до хрена. Отметили полюс как следует в столовой чем Бог послал - и спать! Назавтра собрались посетить самую Западную точку русской Арктики - остров Виктории, примерно в часе лёта. Утром встали, позавтракали - тут Дима опять нарвался на ученых, которых надо было свозить по берегу. Мы были заинтересованы в том, чтобы показать вертолет во всей красе (вдруг купят?), поэтому отказывать им не стали. Но до ученых Дима дал вводный курс пилотирования R66 двум командирам "восьмерок". Леша Волков полетал минут 25-30 без фанатизма, вышел из вертолета довольный, как слон. А вот комэска Сережа Кирюшкин как вцепился в циклик - так его и видели Наверное, около часа летал с Димой - они там все белых медведей выслеживали по береговой линии. Тоже вернулся довольный и радостный, как мальчишка. Потом они оба друг друга убеждали, что свою "восьмерку" никогда ни на какой Робинсон не променяют - но как-то неубедительно получалось В общем, наш вертолет им понравился. Потом Дима слетал с учеными, и мы поняли, что на остров Виктории лететь уже времени нет - не позднее 17-00 местного времени мы должны были покинуть Землю Александры, чтобы нас не увидели Высокие Гости. Нам неформально объяснили, что задача саммита - показать иностранцам мощь России в Арктике, и наш прогулочный вертолет американского производства будет здесь совсем не уместен.

Ну как вот рядом с ЭТИМ можно представить Robinson?







Мы с Димой не спеша собрались, пообедали и примерно в 17-30 оторвали лыжи от Нагурского. Лететь нам до острова Хейса было около часа, и мы пошли по проливам между островами. Я уже говорил, кажется, что в Арктике над морем бывает чудесная погода, никаких облаков - только легкая дымка. А вот над островами в это же время стоят облака - достаточно плотные и высокие. С чем это связано, нам никто (включая профессиональных метеорологов) объяснить так и не смог. Остров Хейса расположен вблизи других, более крупных островов (в частности, с Северо-Запада там остров Кэмп через буквально 2-километровый пролив), поэтому на подходе погода резко ухудшилась, видимость снизилась (временами до 150-200 метров). Выше облаков мы не пошли, поскольку не знали, как будем заходить на посадку на незнакомый остров - поэтому крались на высоте 20-30 метров над проливами. Мы с Димой управляли в четыре руки: я пилотировал исключительно по приборам, а Дима в это время всматривался в закабинное пространство - и мы постоянно подсказывали друг другу. Скорость держали 30-40 узлов. Ситуация осложнялась еще тем, что в узких проливах море спокойное, поэтому никаких торосов и разломов льда там нет - поверхность совершенно не контрастная. Сильно помогал радиовысотомер. В таком режиме мы шли минут сорок, и на остров Хейса попали примерно через полтора часа после вылета с Нагурского. Думаю, это был самый тяжелый по погоде участок из всего перелета.
Вот как-то так (когда у меня еще была возможность снимать)


Так мы подкрались к Северо-Восточной оконечности Хейса, где находилась полярная станция. Тут сквозь белую мглу мы увидели темные постройки и всякий арктический мусор: самолет, катер, трактора, автомобили и бочки, бочки, бочки... Ориентироваться стало значительно легче - но где здесь живут люди? Дома стояли кругом, опоясывая замерзшее озеро. Домов было очень много (в хорошие времена там зимовало до двухсот человек) - но следов жизни мы не видели. Наконец, заметили свет прожектора из окна одной избушки и собак рядом - и сели напротив.

К нам вышли трое вооруженных суровых мужчин, и один из них стал нас допрашивать: кто такие, откуда, ФИО и т.п. Только что документы не успели ему предъявить, а он нас мордой в снег не положил. А ведь нам обещали, что зимовщиков предупредят о нашем прилете! В общем, на словах мы сумели доказать, что не шпионы и не диверсанты, и нас пригласили в дом. Так мы оказались на метеообсерватории имени Кренкеля... Когда-то там была куча народа, иностранные ученые... Оттуда совершались пуски метеоракет - пусковая установка до сих пор стоит. Теперь там зимуют семь метеорологов и один сотрудник национального парка "Русская Арктика". Что там делает этот сотрудник нацпарка, мы так и не поняли - впрочем, никто нам этого объяснить также не смог. Метеорологи заняты тем, что выживают - а в свободное от выживания время фиксируют метеоданные, запускают зонды и отправляют по спутнику информацию в Росгидромет Архангельск. Сбор и отправка данных идет круглосуточно, каждые три часа. На ближайшие двое суток мы с Димой тоже стали зимовщиками - только нам было труднее. Люди были заняты делом, а нам начальник Андрей Губанов никаких задач не поставил - хоть я и просил. Поэтому мы тупо убивали время и общались с зимовщиками. Они были рады свежим людям - друг про друга они уже знали все.

Мы с Димой проводили время в основном в кают-компании (столовая, совмещенная с кухней и библиотекой). Там у них телевизор ловит примерно пять каналов - мы получили смертельную дозу телевидения. Этот ящик вещает круглые сутки в фоновом режиме, но стоит начаться какому-нибудь "Честному Детективу" или "Дежурной Части" - все замолкают и с живым интересом смотрят.

Из дома без ведома начальника можно выходить только на крыльцо, позвонить по спутнику. Дальше крыльца обязательно уведомлять старшего и брать с собой как минимум ракетницу (две лежат у выхода плюс запас ракет) - отпугивать медведей. Медведи там ходят, в сентябре 2011 года медведь сожрал человека буквально в 40-50 метрах от крыльца - молодой метеоролог неосторожно вышел из дома снять показания с приборов Не много от него осталось...

Живут зимовщики скудно, продукты им завозят раз в год, в навигацию. Я прежде предполагал, что уж там-то есть любые разносолы с витаминами - хрен там На ужин были макароны с тушенкой...

Перед отлетом комэска Кирюшкин сунул мне бутылку водки - я еще брать не хотел, в гости же летим! Пожалел, что не взял штук пять-шесть. Вечером спросил Губанова: нет ли у них сухого закона? А то у нас с Димой бутылочка есть... Андрей печально сказал, что делить эту бутылочку на всех смысла точно нет, и позвал нас с Димой после ужина к себе в каюту. Там мы просидели часа два или больше, растягивая пол-литровку за разговорами. Мы узнали много удивительного о жизни на полярных станциях - я такого и предположить не мог

Вот такой чай там пьют - кто посчитает, сколько лет заварке?






Тезисно:

1. Люди находятся в полной изоляции в течение года. Таких гостей, как мы - у них, как правило, не бывает. Никуда оттуда не уйдешь, спрятаться можно только в свою "каюту". И при этом никакого психологического отбора нет - каждый оказывается перед фактом. И живи, как хочешь...

2. Кормят их за казенный счет, из расчета 7 с чем-то тыщ рублей в месяц. На год получилось 760 тыщ руб. Пришел пароход, еду выгрузили... Начальник охренел от малого объема продуктов, посмотрел накладные - там всего на 320 тыщ руб. Начал звонить в Архангельск, ему отвечают: у вас там остатков на 400 тыщ. - Да у меня в остатках полторы тыщи банок компота, который никто не жрет! Как я этим компотом людей прокормлю?! - Ну, ошиблись, что-нибудь придумаем... Зашел к острову другой случайный пароход и выгрузил провианта еще на 60 тысяч - по объему оказалось больше, чем на 320...

3. На год зимовщикам в числе прочего положено колбасы на некую сумму. Им и прислали колбасы на эту сумму - 20 кг по 780 руб/кг (!!!). Начальник зимовки бережно хранит хвостики от этой "золотой" колбасы

4. Также им положено на определенную сумму электрических лампочек. Лампочки по накладной оказались по 60 руб/шт - при том, что в магазинах Архангельска эти же "лампочки Ильича" лежат по 6 рублей. В результате только процентов 15 плафонов дают свет, а начальник зимовки ходит по брошенным домам с кастрюлей, куда собирает случайно уцелевшие лампочки-наследие прошлых счастливых и беспечных поколений.

5. Нарезного оружия было когда-то на станции три ствола. Изъяли как "незаконно хранящееся". Теперь из оружия только две ракетницы и личный гладкоствол зимовщиков.

6. Спиртного нет никакого. "Дорогой Артур Николаевич Чилингаров" (как же его "любят" полярники!!!) объявил Арктику "зоной трезвости". Поэтому что привез с собой в сумке на год - то и выпьешь. То же самое касается сигарет - ты даже не можешь заказать их за свои деньги, чтобы положили в общий груз для зимовки. Хочешь курить - вези с собой. На целый год... А старые полярники вспоминали, что раньше им поставляли за счет государства и коньяк, и шампанское (на Новый Год и дни рождения). И спирт был для разных нужд. А уж сухое вино никто вообще не учитывал...

7. На станции есть спутниковый телефон - но по личным делам звонить невозможно. Пакет из 500 минут дается на год - и крутись, как хочешь. С нашего телефона ребята звонили домой, и были счастливы хоть чуть-чуть пообщаться с родными. Правда, старые полярники имеют свои "Иридиумы" - но я из восьми человек видел телефоны только у двоих.

8. Горячий душ повседневно не доступен. Я за ужином спросил Андрея, как насчет душа? Честно говоря, я предполагал, что он укажет на какую-нибудь "вторую слева" дверь - и мы с Димой вымоемся. Хрен там! Андрей довольно тяжело задумался, принимая какое-то решение. Потом решительно сказал:"Хрен с ним! Согреем вам бойлер! Часа через 4-5 будет вам душ"...

В общем, условия там тяжелейшие. Я вспоминал рассказы про полярников советских времен: человек зимовал год-два-три..., потом ехал куда-нибудь на Украину и покупал себе симпатичный домик в теплом месте. Или квартиру кооперативную - и потом нежился под Солнцем всю оставшуюся жизнь или ехал еще на зимовку и возвращался уже с машиной. Еще и ордена-медали давали самым настырным... Наивно думал, что сейчас, в условиях капитализма, люди тем более едут в Арктику за баблом. Оказалось немного не так. Например, у метеоролога-первогодка должностной оклад на Хейса составляет целых 3,900 (три тысячи девятьсот!!!) рублей. А со всеми полярными надбавками на первом году этот специалист на руки получает аж 10,500 рублей в месяц! Зато кормят бесплатно... Начальник станции, зимовщик с 30-летним стажем (т.е. выбравший все надбавки и коэффициенты), совмещающий семь или восемь должностей включая должность поварихи, за март на руки получил 78 с чем-то тысяч рублей! И это человек, полностью отвечающий за жизни людей и работу станции... А сколько таких губановых раскидано по северам... Я, кстати, спросил Губанова:"Андрюш, а на хрена тебе еще должность поварихи?" Он печально ответил:"А как еще я смогу четко контролировать расход продуктов?"

Кстати, на острове находится отделение Почты России - говорят, самый северный почтовый офис в мире. Должность главного почтмейстера исполняет тот же Андрей Губанов. Зарплата по этой должности составляет 1% (ОДИН ПРОЦЕНТ!) от зарплаты начальника такого же отделения на материке. Правда, и отделение работает так себе: четыре дня в неделю по часу. Мы думали послать бандероль Губанов рассказал, что как-то дал телеграмму сыну в Архангельск, с днем рождения поздравил. Позвонил через неделю - телеграмма не дошла. Так вот и работает наша Почта - зато вывеска гордо висит, и почтовый индекс красивый, с нулями на конце...




Из развлечений на станции, кроме пяти ТВ-каналов, неплохая библиотека. Фонд много лет не обновляется - но зато я был очевидцем, как Губанов с одним метеорологом спорил по поводу особенностей стиля Овидия и кого-то еще из античных писателей... Еще один из зимовщиков собрал локальную сеть, и народ иногда рубится в какую-то стрелялку... Охоты и рыбалки НЕТ В ПРИНЦИПЕ. Белого медведя стрелять нельзя - он в Красной Книге, да и мясо его не пригодно в пищу человеку...

В кают-компании


В общем, так мы с Димой зимовали почти двое суток. Наутро 10 апреля решили прогуляться по острову - нельзя же все время сидеть взаперти. С нами вызвались двое добровольцев с ружьями: механик Виктор и работник нацпарка Сергей. Мы взобрались на горку, где стоят разные памятные знаки с нечитаемыми от времени надписями (некоторые - латиницей). Еще там стоит столб со стрелками-указателями расстояний до разных городов мира. Юмор, свойственный людям суровых профессий, проявился в указателе на Рио де Жанейро: вместо цифры нарисован символ бесконечности
Слева на первой картинке видно круглое озеро и наш борт на льду




Мы обошли озеро по периметру, осмотрели пусковую ракетную установку. Полюбовались на захламленный техникой и бочками северный берег острова. Искали медведя (он там ходил накануне), но видели только довольно свежие следы в помещении бывшего пожарного депо. Когда вернулись домой, узнали - в это время медведь ходил по северо-восточному берегу острова (его видели в окно). В общем, не свиделись...




Вечером мы созвонились с Нагурским. Назавтра обе "восьмерки" снимались домой. Мы договорились, что они по пути забросят нам бочку керосина - и дальше мы пойдем вместе на Северную Землю, посетив перед Средним еще один остров архипелага, где есть красивые скальные образования - известные как Столбы Журавлева.

Примерно в 11-00 мск пришла одна "восьмерка" с журналистами и Олегом Проданом. Ребята выгрузили нам бочку и сказали, что пойдут дальше без выключения двигателей. Наше пуско-зарядное устройство было на другом борту, который еще не взлетел с Нагурского. Вертолет простоял на ветру и морозе примерно 40 часов, еще мы использовали наш аккумулятор для перекачки 200 литров керосина из бочки в баки. К нашему удивлению, двигатель запустился от стандартного аккумулятора - это значит, что с батареей повышенной емкости (которыми сейчас Robinson комплектует новые борта) можно летать в любых условиях!
Мы с Димой взлетели с Хейса и часа через два следом за командирским бортом сели сначала на Визе, а потом еще через пару часов - возле Столбов Журавлева. Поснимали и пошли на Средний - добрались туда практически на сухих баках (но лампочка еще не горела).











В этот вечер на Среднем у нас был прощальный ужин. Мы уговаривали военных вертолетчиков бросать службу и приходить к нам в Авиамаркет инструкторами, они звали нас еще прилетать на Север...

Наутро 12 апреля взлетали в 07-30 местного. Такой ранний вылет был обусловлен желанием журналистов и начальника экспедиции попасть на поезд Воркута-Москва. Мы с Димой с вечера припарковались возле казармы, поэтому через пару минут после завтрака уже оторвались от острова. "Восьмеркам" времени надо было гораздо больше - но они должны были нас догнать. Погода на Среднем была очень плохой - но уже километрах в 40 к Югу стала прекрасной. Мы без приключений сели на полярной станции "Известий ЦИК" (остров Тройной) для перекачки керосина из доп.бака в основной и, не дожидаясь командирской "восьмерки", пошли дальше на Диксон.

Полярная станция "Известий ЦИК"


На Диксон мы пришли с разницей в одну минуту. Заправились первыми, Дима прокатил начальника аэропорта до дома в поселке - и взяли курс на Воркуту. Мы на поезд не спешили, поэтому ветер по высотам не ловили, а шли низом. Сережа Кирюшкин нас обогнал - и к поезду ребята успели! А мы снимали стада полярных оленей, чумы ненцев, пытались снимать песцов и ОГРОМНЫХ БЕЛЫХ зайцев! Они были величиной с хорошую собаку, и Дима сначала принял их за оленей или каких-то коз! Этих зайцев было штук тридцать - не меньше!




Перекачка топлива по пути с Диксона в Воркуту


Под вечер мы пришли в Воркуту. В этот день мы вымотались, как никогда прежде - не понятно, почему. Это был самый напряженный день - даже напряженнее дня, когда мы слетали на Полюс и обратно. В гостиничном ресторане, когда я сидел за столом в ожидании заказа, стол, стул и пол качались подо мной - как будто я на палубе в качку. Прежде такого со мной никогда не было... Меня перестало штормить только после первой дозы коньяка... Потом была долгая ванна под сигарету и чтение ваших постов про наш перелет за предшествовавшие 10 дней. Потом - беспробудный сон без сновидений до 06-00 утра.

Сели в Воркуте


Утром я выглянул в окно и не увидел дома напротив: туман и горизонтальная видимость метров 150-200. Было понятно, что по плану в 0400 UTC мы не летим. Я перенес вылет на два часа, погода слегка улучшилась - но прогноз "временами и местами" был очень плох. Дима запросился на запуск и на вопросы с вышки спокойно ответил, что у нас по ФАП-128 минимум горизонтальной видимости - 1,000 метров (на аэродроме видимость "гуляла" от 800 до 1,200 м), а запасным аэродромом для нас является любая поляна. В общем, нас выпустили на Сыктывкар, минут двадцать мы скреблись по земле - а потом погода стала просто великолепной! Без приключений дошли до Сыктывкара, заправились за рекордно короткое время (47 минут!!!) и к восьми вечера сели в Ярославле на аэродроме ДОСААФ. До дома осталось часа полтора...

Заход в Сыктывкар


В Ярославле


Наутро 14 апреля не спеша взлетели, по пути подсели в гости к товарищу и в 14-00 мск, через 12 суток, 13 тысяч километров и 75 часов полетного времени благополучно сели на родном вертодроме!

На чашку чая по пути от Ярославля домой


Впервые без куртки


Вот план - Чемпион среди всех планов! На почти 12 часов полетного времени (реально получилось - на 13.3 часа) - всего один поворотный, он же - ПАП!


Спасибо всем, кто был с нами в Арктике! Спасибо всем, кто нас встречал! Спасибо всем, кто беспокоился и следил за нашим перелетом - это благодаря вам мы с Димой так здорово слетали без опасных приключений!

Отдельное ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЛОДОШНИКУ!!! Саня, твоя помощь опять была бесценной!








Перейти к ← предыдущей части отчёта.



Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Очень здорово. Правда, на стоимость R-66 сколько ж Вжиков можно накупить:))
Отличный рассказ! Бедные полярники, - у них там хуже, чем в тюрьме.
Михаил, кстати, не рассказал про отношение сотрудников нацпарка "Русская Арктика" к белым медведям: "Мы стыдились до тех пор, пока не узнали, как "гуманно" этот сукин сын и его подчиненные сами обходятся с белыми медведями - но об этом в свое время..."
(Anonymous)
Да... Про медведей мы так и не узнали.
Божежмой, и в таких условиях и за такую "зарплату" люди живут и работают (как бы совершенно добровольно!)!!! Вот это реальный кошмар.
А лётчики - молодцы неимоверные. Статья просто потрясающая - и не в передовицах центральных газет! Не жалует наше время романтиков, ох не жалует. А на романтиках-энтузиастах Север держится. Вымрут они - и больше НИКТО туда не поедет, стопудов. Дай Бог им умных начальников и здоровья покрепче!
А одинокий морж, похоже, ранен?
День Полярника
Как всегда, вместо того, чтобы просто решить проблему - привезти чувакам тонну еды и спутниковые телефоны, - чиновники решили в очередной раз продемонстрировать всем свою тупость и нежелание работать - учредили День Полярника: http://www.rg.ru/2013/05/21/prazdik-anons.html
Учредили, между прочим, по просьбе Николая Корнилова, вице-президента ассоциации полярников Санкт-Петербурга. Видимо, у полярников Санкт-Петербурга итак все заебись, только праздника не хватает.
Остров Хейса
Наконец то увидел свой самолет Ил-14 потерпевший катастрофу на острове Хейса.
Неожиданно за день до вылета я попал под нож хирурга (острый апендицит) и экипаж улетел без меня, при посадке в "белизне" сели не на полосу, а рядом с ней на отвал, сломал переднюю ногу но фюзеляжный бак был полон и его сорвало с места и придавило им техника и повариху к переборке насмерть. Вот так и стоит Ил-14 памятником, а я больше там не был, летал только в Нагурскую и Грем-Бел.